Путь пальца - Рассказ Лёни - творчество ЕЧей - ЕдиноЧаятели - Каталог статей - оомото Сэкай
Главная | Регистрация | Вход
оомото sekai
Меню сайта
Категории каталога
Стихи ЕЧей [3]
ЕЧевость [7]
что это такое
Партия-группа по Катанеде [2]
творчество ЕЧей [12]
все что сочинили вы, Ечи, бросайте сюды
Книги, которые мы читаем [12]
Литература о Главном, как эзотерическая, так и художественная. Краткие аннотации о прочитанном
ЕЧ [7]
персоналии
Форма входа
Приветствую Вас случайный пассажир
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Наш опрос
Чего больше: добра иль зла?
Всего ответов: 1218
Мини-чат
Главная » Статьи » ЕдиноЧаятели » творчество ЕЧей

Путь пальца - Рассказ Лёни

Путь пальца 

                   Рассказ Лёни  

- Привет Леня, что не спиться, - я присел рядом с ним на лавочку

- Да, решил телевизор посмотреть, а ты чего не спишь? - спросил он.

- Я после изолятора первую ночь никогда не сплю, да практически никто не спит, мозг перегружен впечатлениями, поэтому и не спиться. -

- Ну а ты как Леня обжился уже? - зевая я задал вопрос ему.

- Да вроде обжился. -

Мы посмотрели до первого атаса телевизор и разошлись, он пошел спать, а я просто лежал, так как сон совершенно не брал, возбужденный ум не давал возможности уснуть и я стал отписывать письма накопившиеся за 15 дней моего пребывания в штрафном изоляторе.

В следующий раз мы с Леней смогли пообщаться спустя только месяцев восемь, меня, то сажали в штрафной изолятор, то в ПКТ (помещение камерного типа) когда я выходил Леня сидел в изоляторе, и мы ни как не могли с ним пересечься, тогда я ещё не знал на сколько судьбоносной станет наша встреча.

После того, как я вышел с ПКТ, у меня появилось неделя времени "затишья", когда я мог побыть в отряде. В тот период моей жизни, я начал испытывать жажду к чтению книг, я читал все подряд, хотя приоритет все же отдавал классике.  Так обмениваясь книгами мы постепенно сблизились с Леней и начали вместе "семейничать". Как то раз я проходил мимо его шконки, и обратил внимание на то, что он читает какую-то книжку, ни чем не примечательная книга обернутая в газетную обложку, не известно по какой причине приковала мое внимание.

-Леня, чё за книгу ты читаешь, можно посмотреть? - спросил я у него.

- Это Кастанеда, -ответил он и протянул книжку мне.

-А о чем она? - спросил я Лёню.

-Про индейцев, и их учение, короче они там жрут наркоту и их прет, хочешь почитать? - спросил Леня.

-Ну давай а ты, что не хочешь ее читать? - поинтересовался я.

-Я уже не раз её читал и знаю наизусть, так иногда просто беру перечитать некоторые моменты, - протянув книгу мне, проговорил Леня.

Взяв книгу я сразу же забрался на свое спальное место и углубился в чтение. Первое что мне бросилось в глаза после того как я открыл книгу, это исчерканные ручкой страницы, подчеркнутые фразы, иногда синим стержнем иногда зеленым, а иногда и вовсе маркером.

 -Странно,- подумал я. - Кому понадобилось так извращаться над книгой, недоумевал я.

На обложке изнутри она была подписана: - Моему ученику Лёне, - и под подписью были написаны какие-то иероглифы.

-Надо будет потом спросить его, что это такое, и чьим учеником он является, - отметил я у себя в уме.

После прочтения книги Кастанеды "Учение дона Хуана", я две недели ходил, как во сне. Я абсолютно ни чего не понял что в ней было написано, однако со мной явно было что-то не так. И самое страшное, что я не мог понять что со мной происходит. По истечении двух недель меня снова посадили в штрафной изолятор, где семь суток я просидел один. Изолированный от окружающего мира, я  остался наедине со своими мыслями, целыми днями я ходил туда, назад по камере. И все это время я размышлял о своей жизни, пришедший как-то на проверку зам по РОР, пообещал мне что раскрутит меня, и я поеду на строгий режим с еще двумя годами как минимум наверх, к тому сроку, что уже имею. Осмысливая его угрозу я думал что моя голова взорвется от размышлений. Полная изоляция от внешнего мира, вызывала из моей памяти воспоминания настолько четкие, что порой мне казалось что я вижу их наяву. Только спустя несколько лет, мне станет ясным, что в те дни я перепросматривал свою жизнь, и этот глубокий перепросмотр позволил высвободить необходимое количество энергии, чтобы стать доступным Духу.

Тогда же я находился на грани помешательства, с одной стороны давило, что могут накинуть срок, с другой непонятное состояние от прочтения книги.

За 15 суток проведенных в изоляторе я потерял около 10 килограммов веса, хотя весил я и так 60 килограмм.

Вышел из изолятора я уже с принятым решением, изменить свою жизнь. Я ещё четко не понимал что буду делать, но одно я знал точно, на строгий режим я не поеду.

Только спустя время, я узнаю, что этот период в моей жизни был переломным.

Прошло недели две и у нас в "ходке", образовался эзотерический костяк, в который входил, я, Леня и Слава. Мы читали всевозможную эзотерическую литературу, общались на духовные темы, прикалывались по своему, и со временем наш ходок, в шутку стали называть палата номер шесть.

Как-то в один из вечеров, за чашкой чая Леня рассказывал, как он сидел на Волдарке (Минское СИЗО).

Я отстраненно слушал его рассказ который больше был адресован Славе чем мне.

- Прикидываешь Слава словился на Володарке с одним прикольным челом, погоняло Сэнсэй. Посадили его за мошенничество, финансовую пирамиду организовал, - отпив глоток чая продолжал Леня.

- Так вот этот Сэнсэй сам себе палец отрезал, мизинец, прикидываешь? -

- А зачем? - недоуменно спросил Слава. - Чё крыша поехала? - В тюрьме довольно часто встречаешь людей со съехавшей крышей, и в принципе я даже сильно не обратил внимания на рассказ Лени, мало ли какой псих отрезал себе палец. К тому времени я уже перестал удивляться подобным вещам, психи в лагере встречаются сплошь и рядом, поэтому со временем привыкаешь к этому явлению, как к неотъемлемой части лагерной жизни.

- Да нет Слава он не псих, он Самурай, так по крайней мере себя считает. У него 4 дан по каратэ, вообще мужик необычный, что-то в нем есть не от мира сего, - задумчиво проговорил Леня.

- А чем он себе его отрезал, - безучастно бросил я.

- Мойкой, - ответил Леня, - сначала переломал кость кружкой, а затем пилил мойкой, я ему помогал, сам чуть в обморок не падаю, а он сидит себе хоть бы хны, не пацаны это не псих, это же сколько духа нужно иметь чтобы такое вытерпеть. Мы ведь несколько часов его отрезали, - с блеском в глазах проговорил Леня.

- Так  а на хрена он его отрезал? - недоуменно спросил Слава.

- Это в Японии такой жест чести, у самураев по ходу был, но это не самое удивительное, он потом голодовку объявил 113 дней голодал. -

- Гонишь, - не выдержал я. - Не рассказывай Узбек сказок, или ты уже нас со всем за лохов держишь? - с раздражением бросил я и потянулся за сигаретой, собираясь пойти покурить.

- Пацаны я вам за базар отвечаю, и кто со мной в хате сидел не дадут мне соврать - 113 дней. -

Я не стал дослушивать, встал и пошел в локальный сектор на перекур, шел уже четвертый год моего пребывания в лагере усиленного режима города Минска, и подобного рода рассказы воспринимались мной тогда как байки пересиженных зеков, которым не чем заняться вот они и придумывают всякого рода истории, чтобы потом скоротать время за их рассказами. Докурив сигарету, я вернулся в расположение отряда и залез на свою пальму, взявшись читать очередную книгу.

Однако чтение почему то не шло и я бросив попытки заставить себя силой просто лежал и позволил своим мыслям бродить в моем уме как им вздумается.

- Как же мы все таки  здесь очерствели, - подумал я про себя, все воспринимаем в штыки, с недоверием, хотя какой понт Узбеку врать, может и в самом деле есть такие люди, которые способны превзойти наши обыденные представления о мире, и о его законах. Так  за размышлениями я не заметно провалился в сон.

Проснувшись на следующий день, я уже и не помнил о вчерашнем рассказе Узбека, находясь в лагере быстро учишься тому, что информация пролетает через тебя как через сито, так как в основном это не нужная информация содержащая в себе бесконечные истории и байки о посторонних людях которых ты никогда не видел и вряд ли увидишь когда-нибудь. Но это был не тот случай. Время шло, я все больше погружался в мир эзотерики, научился осозновать себя во сне, и занимался различного рода медитациями, благо, в зоне книг с подобной тематикой хватает. И вот в моей жизни настал момент, когда я почувствовал, что мне необходим учитель, ибо чтение книг не полностью удовлетворяло мой духовный голод. Тем более что, читая эзотерическую литературу, я практически везде наталкивался на то, что у всех, кто писал эти книги были учителя. Прошло несколько месяцев с того момента, как я услышал впервые рассказ Лёни Узбека, про Сэнсэя. Я естественно уже не помнил об этом, и в моем сознании сей рассказ никак себя не обнаруживал. И вот в один прекрасный день когда я вернулся с промки первое, что я услышал от Узбека, было известие о том, что Сэнсэй в карантине.

- Надо договориться, что бы подняли его в наш сектор, - оживленно протараторил Лёня.

- Это не сложно, - ответил я ему.

- Да, затянем, - поддержал меня Слава.

Близился день распределения карантина, и непонятное волнение поселилось у меня внутри, вся история, которую ранее поведал Узбек, в одночасье всплыла в моей памяти. Я поймал себя на мысли, что я жду этого дня не меньше чем сам Леня, хотя я и понятия не имел почему. Ведь я не был знаком с этим человеком, и все что я о нем знал, сводилось к отрезанному мизинцу и к голодовке в 113 дней.

 

 глава вторая   Сэнсэй...

Категория: творчество ЕЧей | Добавил: amin (23.07.2010) | Автор: Алексей Кузьмин
Просмотров: 964 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 1
1  
сейчас этот Лёня снова в "местах не столь отдаленных" и пишет мне изредка письма

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]