Главная | Регистрация | Вход
оомото sekai
Меню сайта
Категории каталога
Разное -прошлое [15]
наша (моя) история
“Письма из зоны Сэкай” [114]
первая книга Сэнсэя БУМАТА Мататацу
Bujak [12]
Bumata-sensei -- все о нем
"Дуромер" [40]
второй том книги БУМАТА Мататацу
криминал [11]
уголовное дело по Сэкай и Сэнсэю
а деньги где? [6]
поиск денег, собранных финансовой пирамидой "Сэкай"
Форма входа
Приветствую Вас случайный пассажир
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Наш опрос
Чего больше: добра иль зла?
Всего ответов: 1225
Мини-чат
Главная » Статьи » sekai » “Письма из зоны Сэкай”

Моя ШИЗОболдинская осень

Предыдущая глава Случайностей нет

Моя ШИЗОболдинская осень

 

9-20.11.2000г.                                              В хладны ночи ноября
                                                                      В ШИЗО я чрез дрожь рожал
                                                                      В хара   агнь   ци-хай.

 

У каждого творческого человека своя «болдинская осень». Моя же совпала с осенью, но провел я ее не в тишине Болдино, а «балдел» 10 дней в тиши штрафного изолятора (ШИЗО).


Событийный    ряд

Продолжая отбывать свой срок на «единичке» в г. Минске, я,  по-прежнему считая себя незаконно осужденным, не работал, чтобы даже по формальному признаку – заработанные в зоне деньги и номинально-мизерное начало гашения иска – никто не мог сказать: "гасить иск начал, значит, косвенно признал себя виновным”.

И вот с октября меня начали «трудоустраивать». Я месяц выходил по наряду в промзону, но… не работал. И с началом ноября начался активный прессинг, закончившийся 9 ноября отправкой в ШИЗО.

Подполковник Синица все уладил так, чтоб я якобы злостный отказчик от работы предстал в глазах руководства колонии. Кстати отказ от работы – признак блатного и с этим-то яростно и борется администрация. Я же изначально заявил – от работы я не отказываюсь, я не хочу гасить иск. Что посадят, стало ясно 9-го утром. В очередной эзотерической книге на первое месте перед глазами выплыли слова: "Что должно произойти – произойдет. И чтобы вы ни предпринимали, чтоб избежать этого – оно все равно произойдет”.  Я знал,  что делаются «подковерные» шаги нейтрализовать «происки» Синицы. Но я знал,  что это будет непременно.  Ученики с утра подготовили теплое белье, шерстяные носки. И к 16.00 я был уже экипирован на сидение. «Крещение» (так это здесь зовут) проводил сам хозяин (начальник) зоны. Молвил он, из под лба глядя на злостного отказчика от труда ментовского: "Сидеть будешь пока не согласишься. На первый раз 10 суток”. "А я и не отказываюсь” моё потонуло в молчаливом неприятии каких-либо возражений.

  ШИЗО. 20.00. Переодевание в драную,  просвечивающую по растянутым швам, робу поверх теплого белья. Могли бы и его сняли бы, но согласно закона уже наступил зимний сезон и зимнее теплое белье есть положняк – т.е. то что полагается и не может быть произволом ментовского начальства, ибо это будет уже зваться б-е-с-п-р-е-д-е-л. Пострижка наголо и водворение в камеру. Нас 5 человек на 6-местную «хату» номер 30. Железная дверь, потом дверь из железных прутьев. Квадрат 4 на 4 метра. Посредь две вмонтированные в цементный пол деревянные, но с металлической окантовкой, скамейки. Пол устилает линолеум коричневого цвета. Каменные стены покрыты потеками цемента (чтоб на стенах не писали), два окошка заделаны стеклоблоками. Посреди, величиной со стеклоблок, форточки. По бокам пристегивающиеся к стене деревянные нары в два этажа. В левом углу от входа санузел-дальняк: унитаз «накорточках» и кран над ним для смывания-умывания. Короче то, что немец-летчик Руст назвал: "держали весь срок в туалете”. Освещение на минимуме, две лампочки в вентиляционных шахтах и то их днем выключали, мол, дневной свет есть. А он чрез грязные стеклоблоки и не пробивается вовсе. Темно, но читать все равно нет ничего. Не положено сидящему в ШИЗО кроме белья, носков, робы, мыльницы с мылом, зубной щетки и пасты, тапочек, больше ничего. Выдают, правда, с утра страницы из книг из расчета на человеко-день.

Полная сенсорная блокада, звуки и события сжались до звуков из коридора. Это в основном привоз бадьи с пищей (трижды в день), названный за сходный по звуку грохот-дребезжание – «камаз».

Знакомство, разговоры выгорели за первые пару дней. И маленькое царство начало впадать в дрему. Но сыро и холодно. ШИЗО стоит на месте болота, в стены специально подмешана соль, создающая ощущение холода и озноба даже летом.  Отопление вроде предусмотрено – аж три параллельные трубы. Но только одна из них теплилась через день и то лишь для того, чтоб на холодных трубах не собирался конденсат. Все же иногда по утрам лужи из сконденсировавшейся на холодных трубах влаги приходилось вытирать.

Три ночи я мучился со всеми, мерз, укутываясь в то,  во что укутаться невозможно в принципе, принимая всевозможные позы из дикой смеси хатхи-йоги с кама-сутрой. Потом решил – хватит. Пробовал медитировать. Да, пока находишься в состоянии медитации – не холодно. Но не всю ночь же медитировать. Вспомнил тибетских йогов, высушивавших в горах Гималаев на себе мокрые простыни. При этом еще вокруг сидящего йога образовывалась полынь в снегу. Данная сиддхи (сверхвозможность) «тумо» называется. Пробую. Получается. Главное в хара (животе - яп.) в области тандэн (яп., оно же даньтянь - кит.) в акупунктурной точке ци-хай (кит. - море энергии) возжечь «костер» и держать этот огонь. Он действительно греет все тело. Проблема удержать контроль над «топкой» во время сна. Первую ночь, уснув, выпадал из «моря огня» и замерзал. Просыпался и опять «возжигал» раз пяток за ночь.

Проверил на энергетическом уровне подполковника Синицу. Очаг слабости в сердце.

Днем пятого дня решил вдруг поработать с техникой каратэ (отработка ударов, ката) плюс приседания и отжимания. Как дополнительно-альтернативный вариант сугрева. Главный же в хате согревающий моцион – ходьба. Шесть шагов туда – шесть шагов обратно. И так часами.

Вечером этого же пятого дня при отбое,  когда отстегиваются и устанавливаются нары, верхние нары были слабо закреплены. Я спал внизу под ними, и когда я улегся, на верхние нары полез братишка. Нары на меня и навернулись. Немного удалось амортизировать удар у головы рукой. Но все равно голова была разбита, кровь, сотрясение мозга. Сильный ушиб бедра вдобавок. Холод плюс прокачка энергии сняли грубые последствия травмы. Остальные дни много ходил, разогревал свое «море», спал и главное – наступила моя «осень». Отстраненность от суеты, от сенсорной грязи, когда ушам нечего слышать, глаза в сумраке ничего почти не видят, да и смотреть не на что. Осязание блокировано холодом, запахов никаких за исключением приема пищи и отхожего процесса. Вкусовых раздражителей тоже минимум – никаких приправ, безвкусный черный хлеб, обезжиренные, но соленые (опять соль) каши. Все это обостряет шестое чувство – наш ум. Повышается ясность в мозгу. Мысли текут гладко, стройно, ну «в ёлочку». Сочинил юмореску «Пуля веры» по мотивам произведения Пелевина «Чапаев и Пустота», фантастический рассказ «Святой Сикст.net», огромный кусок данной книги. Представил  (ясность создания видеоряда образов) компьютерную верстку книги, ее сайтовый вариант. Где-то на 7-й день нас навестил пп-к Синица. Бросил мне вызов, мол, давай сражаться, кто победит: я с отказом или он с заШИЗОвыванием меня. Ответил я ему, что возможен и иной, третий вариант. Он моего намека не понял. Понятно, книгу-то эту он еще не читал, ибо еще и не написана. А о «Срединном Пути» и троичной логике Будды он также вряд ли слышал.

 

Так и прошли 10 дней.

это вид на "1" с ул. Кальварийской


Категория: “Письма из зоны Сэкай” | Добавил: sensei (30.11.2008) | Автор: Бумата Мататацу
Просмотров: 699 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Индийский Сикст найден. Способен на клавиатуре набирать так, как не может чел с 10-ю пальцами.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]