Главная | Регистрация | Вход
оомото sekai
Меню сайта
Категории каталога
Разное -прошлое [15]
наша (моя) история
“Письма из зоны Сэкай” [114]
первая книга Сэнсэя БУМАТА Мататацу
Bujak [12]
Bumata-sensei -- все о нем
"Дуромер" [40]
второй том книги БУМАТА Мататацу
криминал [11]
уголовное дело по Сэкай и Сэнсэю
а деньги где? [6]
поиск денег, собранных финансовой пирамидой "Сэкай"
Форма входа
Приветствую Вас случайный пассажир
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Наш опрос
Чего больше: добра иль зла?
Всего ответов: 1225
Мини-чат
Главная » Статьи » sekai » “Письма из зоны Сэкай”

Ученики иль мученики?

Предыдущая глава  Моя ШИЗОболдинская осень

                                   Ученики  иль  мученики?

  19.11.2000г.                                    «Готов ученик – готов и Учитель»

                                                                                  восточная присказка.

 

 * Аня и другие мои ученики, здравствуйте! Это письмо с благодарностью Вам о Вас.

Сегодня последний день ШИЗО. После 20.00, наконец, меня вывели из камеры, переоделся и вскоре за мной завхоз пришел. Ведет он меня через плац к воротам нашего сектора. Дверка в воротах отворяется, впуская нас вовнутрь. И тут я попадаю вновь в свою «внутреннюю Японию». Ученики все собрались, ждут своего Сэнсэя. Звучит «Ос!» с ритуальным поклоном. Заботливое тепло окружило, потащило: теплый душ, новое белье, вообще все новое от носков до телогрейки. Рис с соевым мясом (едим палочками), салаты, торт 50 на 50 см с огромным кремовым иероглифом "oc” посредине. Блатной обычай «встречи» приобрел новое содержание, японизировался. Что впереди? Куда с учениками мы придем? Китайские триады тоже вначале были религиозными сообществами. Чтоб понять будущее    надо посмотреть аналитически в прошлое.

            В апреле 1997 года во время выхода из голодовки лежал я в санчасти Централа «Володарка». И один из больных узнал во мне своего учителя. Оказывается, когда-то он какое-то время ходил ко мне на тренировки. Я, естественно, его не помнил. Для них, учеников, я был один, у  меня же их было много – всех не запомнить. Сколько ж их было за годы преподавания (с 1979 года)? Подсчитали мы с этим учеником – вышли на цифру около 10 тысяч человек. Для Минска – это солидная цифра. И на моем жизненном пути бывшие ученики встречаются на разных этапах. Вообще понятие «бывший» к ученикам применить можно с большой оговоркой – ибо в отношениях учитель-ученик по восточному образцу есть момент начала, но нет момента конца. Здесь уместно привести эпизод допроса на моем суде одного из свидетелей – моего ученика. Судья Зайцева А.Г. возмутилась: "Перестаньте называть подсудимого «сэнсэй[1]». Он что навсегда вам сэнсэем стал?”. Ковалев Ярослав пояснил просто: "А Вам, уважаемая судья, Ваш первый школьный учитель навсегда?”.

            Мне часто приходилось в жизни сталкиваться с учениками, ранее занимавшимися у меня. И сколько бы лет не прошло – при столкновении: в поезде, на улице, в ресторане, в тюрьме – я вижу ритуальный поклон (рэй), слышу приветствие «Ос!» и уважительное обращение «Сэнсэй». Доходило до, казалось бы, смешного – в СИЗО охранник из учеников, выводя меня из камеры, делал мне поклон. Но, понимающему японские взаимоотношения, это естественно.

            Если до ареста понятие «ученик» четко ассоциировалось с обучением боевым искусствам, то в камерной системе Централа у меня появилась иная когорта учеников – на духовном плане.

            Хотя был один – Макс – которому  я преподавал айкидо. Занятия айкидо требуют напарника. И не просто «манекен для битья», а соратника, человека пытающегося тоже понять принципы айкидо. Долго Макс подбирал себе партнера, нашел. Но, увы, чрез пару месяцев отпустили того на волю – прекращено уголовное дело. Тут же нашелся другой напарник – Ши. Но опять прошло лишь месяц-другой – и он тоже уходит на волю – изменение меры пресечения на подписку о невыезде. Начались поиски следующего. Смотрящий хаты, пацан очень наблюдательный, систематик по натуре, заявил: "Ну, кто хочет следующим тренироваться, ведь на свободу отпустят, как и двух предыдущих” – с  оттенком иронии. "Можете смеяться, но посмотрим, как будете смеяться, когда и следующий уйдет на волю” – почему-то ответил я, даже не думая это заявлять.

            Каков же был шок когда, не найдя третьего партнера, Макс сам по суду вышел на волю. Тогда я поразмыслил над событиями, своими «случайными» словами, проанализировал период пребывания в СИЗО с точки зрения духовного ученичества и был сам поражен: все, кто переступил определенную грань ученичества, т.е. духовного общения со мною, все на свободе. Оставался только один – Ах. (на сайте он Алик) Я ему написал записку-маляву, что и его ждет та же судьба – воля. А ему светила статья 90 – мошенничество (от 7 до 15 лет). И результат – дают 5 лет и тут же по амнистии нагоняют (т.е. выпускают). И таких было более десятка. Начал я анализировать, сравнивать, наблюдать да экспериментировать с новыми претендентами на ученичество. И, как результат, разделение учеников на четыре неравные группы.

            Больше всех – недоученики. Те, кто пришел чему-то поучиться, взять, но не дать, потребители от информации и учения. И в моей цифре в 10 тысяч их почти 10 тысяч.

            Вторая категория, очень важная – м-ученики. Здесь буква «м» скрывает слова: «ментал», «мировоззрение», «мýку преображения». Они действительно мученики, ибо их ученичество приносит им духовные страдания, так как изменение мировоззрения – это своеобразные роды. И именно эта грань была той гранью, коснувшись которой люди, общающиеся в СИЗО со мной, становились м-учениками и уходили поголовно на волю. Кармически  для того, стало быть, они и в СИЗО попали, в одну со мной хату-камеру, ибо это давало шанс общения с Учителем и изменения своего мировоззрения. Но за человеком свобода выбора. И не все реализовали данный им кармой шанс. Многие общались, рассказывал часто одно и то же – а  духовный контакт, увы,  отсутствовал, мировоззрение осталось профаническим (оставались духовными лохами). Показателен пример моего сокамерника Пина, с которым я просидел вместе более 2 лет в хате 182. Мы даже питались вместе. Он читал те же книги, что и я, та же  и духовная пища одна на двоих – но он ее не переварил. Карма дала ему второй шанс на зоне. При приезде из Новополоцка в Минскую «1» мы вновь оказались вместе. Увы, его внутренняя доминанта «казаться» не смогла перейти в «быть». Он упустил и второй шанс. Сейчас он ведет переписку со мной и возможно реализует свой шанс заочно.

            Но у многих происходит мировоззренческий перелом. Они не столько информационно впитывают, сколько сердцем. При этом процесс этот может быть как при информационном общении (типа лекций), так и при практических занятиях (типа айкидо).

Это просто две грани одного и того же. Кому-то можно донести через информацию в голом виде, кому-то передать принципы через тренинг телесный. Примером первого был один парень из Молодечно – Ш. – он прослушал только пару моих лекций о тонких сферах бытия, но по глазам было видно, что информация укоренилась и отразится на всей его жизни. Через пару дней его освободили. Примером второй крайности – телесной – партнеры по айкидо Макса. Но большинство м-учеников – это разнообразная смесь информации и тренинга.

            Следующая категория – до-ученики. Имеется здесь смысл слово «ДО» – Путь (Дао). Т.е. ученик, вставший на Путь, прошедший чрез Врата. Врата по-японски «мон» – еще один вариант расшифровки буквы «м» в термине «м-ученик» – ученик, вставший пред Вратами Пути и не  убоявшийся вступить. Стабильное изменение мировоззрения и есть эти Врата.

            И последняя категория – Ученик. Именно с большой буквы. Ибо он получает Посвящение, Новое имя. Он сознательный путник на Пути.

            Что же такое я сообщал (давал) людям, мученикам, что их мировоззрение делало «прыг-скок»? Все это Вы найдете в этой книге. Но, если ты, читатель, не готов – то это будет обычная инфо-жвачка. Были люди на моем тюремно-лагерном пути, которым я излагал и «как об стенку горох». Вижу – не воспринимает. Что-то мешает воспринять, хотя по всем иным показателям (определение их и есть мой опыт практический) стоит на грани ученичества. К примеру, в Новополоцкой зоне изложил я Моке теорию лестницы Якова – и понял, что он стримается быть учеником, его держит внешняя форма, условности, он боится заглянуть внутрь себя. А потенциал большой – способности налицо. Но условности бытия блатным, смотрящим мешали ему. Ос!

 

Следующая глава Вестник


[1] Слово «Сэнсэй» японского происхождения. Означает буквально «преждерожденный», «тот, кто прожил больше жизней». В Японии используется как вежливое обращение к уважаемому человеку. Чаще всего это учителя (отсюда через каратэ и пришло в русский мнение, что слово значит «учитель»), врачи, писатели, депутаты, начальники и т.д. Применяется как добавление после имени или фамилии, напр.: Сато-сэнсэй, Иванов-сэнсэй; и как самостоятельное обращение к непосредственно своему Сэнсэю.



Категория: “Письма из зоны Сэкай” | Добавил: sensei (26.11.2008) | Автор: Бумата Мататацу
Просмотров: 1558 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 2
0
1  
Сегодня ездил на рынок Ждановичи. И встретил ученика из прошлого - каратэ у меня изучал.
Прикольно, что я с ним ловился и в СИЗО в камерах-отстойниках. Меня возили на суд вот и поймался с ним, пересекся. За что и на сколько - не знаю.  Однако встреча с ним подтолкнула меня к написанию этой главы в книгу "Ученики  иль  мученики?"
Забавно что не успел с ним договорить, как тут подходит девушка: я к вам с Вовой приезжала, помните? Еле вспомнил, однако...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]